?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: финансы

Ждать больше нечего. Беларусь не получит 200 млн долларов седьмого транша от ЕФСР








Беларусь больше не может претендовать на получение 200 млн долларов последнего, седьмого транша кредита ЕФСР, сообщили TUT.BY в пресс-службе Евразийского банка развития.



Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Период доступности средств финансового кредита из средств ЕФСР Республике Беларусь истек 30 июня 2019 года, и с вопросом о его дальнейшем продлении Минфин РБ к Управляющему средствами фонда не обращался. С учетом этого дискуссии по вопросу седьмого транша не имеют юридической почвы», — заявили в банке.

Напомним, сообщалось, что Минск еще с конца апреля рассчитывал получить от Евразийского фонда стабилизации и развития седьмой транш. В конце апреля эксперты ЕФСР заявили, что Минск запоздал с выполнением условий получения транша, не в срок внеся в парламент новый проект закона о банкротстве. В Минфине Беларуси заверяли, что все условия выполнили в срок.

И хотя позже министр финансов России Антон Силуанов уверял, что и 200 млн долларов кредита ЕФСР, и 600 млн долларов госкредита Минск получит, деньги так и не пришли. Их получение оказалось привязано к темпам «интеграционных процессов», а подписание соответствующих «дорожных карт» ожидается в декабре нынешнего года.

Беларусь уже получила 1,8 млрд долларов от ЕФСР. В связи с тем, что сроки предоставления кредита переносились, в начале года совет ЕФСР внес изменения в программу реформ Беларуси, поддерживаемую финансовым кредитом ЕФСР на 2 млрд долларов.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/658995.html

Беларусь должна России в общей сложности 7,55 млрд долларов. В конце 2018 годазадолженность составляла 7,52 млрд долларов (данные Минфина Беларуси и Банка России). С 2012 года долг Беларуси перед Россией вырос в 2 раза.

полностью здесь https://news.mail.ru/politics/38379549/?frommail=1

правда ни слова, сколько в этом долге весит БелАЭС и почему проценты по кредиту для АЭС больше, чем не для союзников.

интересно почему так подается информация?
мой комментарий: сначала Россия закрывает свой рынок для наших предприятий, а потом бросает кость в виде кредита, как дармоедам.
Неужели работники предприятий не знают правду, почему они не могут получить нормальную зарплату? Знают.
потому что произвев продукт - нужно его продать, а если продукцию просто не пускают, по указанию сверху  - зачем нам такой союзник?


Беларусь: долг без рефинансирования

Крупнейшим должником России является Беларусь — $7,55 млрд на 1 июня 2019 года (цифру предоставил РБК белорусский Минфин). Задолженность Минска почти не изменилась по сравнению с концом 2018 года, когда она составляла $ 7,52 млрд, по данным Банка России.

С 2012 года долг Беларуси перед Россией вырос в два раза. Но летом 2019 года Москва впервые за последние годы отказалась рефинансировать текущую часть белорусского долга (первый вице-премьер Антон Силуанов в июне говорил, что Москва ждет от Минска шагов навстречу экономической интеграции), и Беларусь попросила кредит у Китая, а также провела размещение облигаций в российских рублях на российском рынке. Китай — второй крупнейший кредитор Беларуси после России.

Отказ России предоставлять Беларуси кредит на рефинансирование долга — одна из составляющих системного экономического давления, которое Россия начала оказывать на Беларусь, считает старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук. В целом можно говорить о «похолодании в отношениях» двух стран, указывает он. Направлений экономического давления на Беларусь много: помимо замороженного кредита это нефтяной маневр, вопрос о цене на газ с 2020 года, нетарифные торговые ограничения, а также трения по вопросу стоимости белорусской АЭС, которую должен строить «Росатом», добавляет Крук.
Читать полностью:  https://news.tut.by/economics/650005.html

ВЗЯТО ЗДЕСЬ http://lunjov.ru/2011/08/распад-ссср-произошел-согласно-учени/

Опубликовано Август 31st, 2011

Сегодня в очередной раз наткнулся на попытку объяснить распад СССР идеологическими причинами. Вот при тов. Сталине в букваре первая фраза была «рабы не мы», а потом «мама мыла раму», – мол, с этого все и пошло-поехало…

Смешно. Вот в физике, если теория и практика заходят в тупик, начинают анализировать от истоков. Скажем, когда модель атома плохо согласовывалась с теорий Максвелла, то ввели идею кванта и это в итоге позволило дойти до атомной энергии, лазеров и полупроводников, без которых не было бы в частности наших компьютеров и интернета. Если что собственно сам принцип до сих пор нами не понимается — просто есть такое свойство окружающего мира. Кстати, Эйнштейну принцип не нравился до конца жизни…

Ну, да ладно, — физика она вне политики. Вернемся к экономике.

Расставим точки. Сегодня ни один самый «буржуазный» экономист не оспаривает выводов Маркса — экономических, – по экономике XIX-ого века. По сути даже мало спорят и с выводами, хотя и пытаются построить модели, – та же теория постиндустриального общества.

Какое это имеет отношение к истории СССР? Где-то перед самым распадом было открытое письмо в «Экономической газете», где австрийский бизнесмен откровенно рассуждал, что странно, дескать, в СССР, где марксизм — политическая доктрина, совершенно игнорируют выводы Маркса для экономики.

И… никто этого не заметил. Парадоксально, хотя «проходили» работы Маркса, потом Ленина все, кто получал высшее образование, но мало кто об этом задумывался.

Так вот, давайте — как в физике, вернемся к истокам. Какие главные претензии предъявляли отцы-классики к капитализму?

Распределение прибавочной стоимости происходит несправедливо.
Какую цель они ставили?
Понимая законы создания новой стоимости построить общество, где эта стоимость максимально правильно распределяется.
Более того, – уже после Маркса, Ленин сформулировал и критерий, по которому можно судить об успешности построения новых производственных отношений.
Ленин писал незадолго перед смертью, что главный вопрос состоит в том, добьется ли новое общество производительности труда выше, чем в самой развитой капиталистической стране.

Так вот. Ни более справедливого распределения создаваемого продукта, ни более высокой производительности труда в СССР достигнуто не было.
Хотя на словах и говорилось — висело на каждом заборе, – лозунг «каждому по труду», но большинство понимало, что это фикция.
Как и производительность труда перед распадом составляла не более 30%, а на высокотехнологичных предприятиях вообще была меньше раз в 10, а то и больше.

Если что могу сказать, что в моем НПО, – одном из самых успешных и «продвинутых» новую ЭВМ выпускали сотнями, а в той же IBM неудачную модель персоналки, которую сняли с производства через 5 месяцев после запуска, успели наштамповать более полмиллиона штук — то есть, почти сто тысяч машин в месяц.
И мощности того производства — по рабочим местам, мало отличались от нашего производства.

В чем причина?
Ведь, даже у самых серьезных критиков советского строя не повернется язык сказать, что наши инженеры, рабочие — хуже чем на Западе.
Более того, советская техническая школа (в отличие от сегодняшней российской) заслужено считалось одной из лучших в мире…

В чем причина?
Поразительно, что сегодня ответа на этот вопрос не хотят давать именно те, кто причисляют себя к марксистам.

Они все зубрили законы диалектики, учили постулаты Маркса, но как-то не заметили, что по сути, начиная с «Краткого курса» в СССР марксизма и не было.
Это- если что, не критика Сталина, – это констатация.

Что такое марксизм — по Марксу, Энгельсу, тому же Ленину?
Это анализ реальности и осознание тех или иных закономерностей, на основе общего подхода.
Если какие-то выводы «не работают», то смотрится — что изменилось?

Но наши последователи «Краткого курса» вот этих изменений в упор видеть не хотят.
Вот перестали верить — и все развалилось.

Но ведь изначально о вере речи и не шло.
Речь шла о НАУКЕ…

Итак, – по Ленину, за 70 лет успешного общества мы не построили — даже средняя выработка на одного работающего была на треть ниже, чем в тех же США, не говоря об Японии.
Более того, уровень жизни реально был ниже, да к тому же, хотя, конечно, большинство жило лучше — относительно средне-мирового уровня, чем живет сегодняшняя Россия, но при этом — это очевидно большинству, что ни рабочие, ни инженеры, особенно в стратегически значимых отраслях стимула для работы, для повышения производительности труда не имели.

Так называемые нормы, по сути приводили к тому, что увеличение выпуска продукции, не приводили — как правило, к увеличению дохода работающего.
Основная разница дохода определялось местом, а не конкретным участием в процессе производства.

Как же это произошло?
Есть несколько причин.
Если вспомнить начало СССР, то после гражданской войны был НЭП, от которого потом отказались.
Если что Ленин планировал НЭП на 30-40 лет и это есть в ПСС, но менее чем через 10 лет от него отказались.
Сегодня, когда Китай по сути вернулся к этой модели и добился конкретных успехов, даже таких, каких не было в СССР, можно задать вопрос — чем отличался НЭП от последующей модели экономики, что была в СССР?

Так вот НЭП характеризовался прежде всего товарно-денежными отношениями, где деньги были реальным регулятором экономики.
Если что тот же Ленин говорил, что на основании опыта военного коммунизма, переход даже частично к распределительной экономике, где часть продукта распределяет государство возможно только при производстве общего продукта в достаточном количестве.

Достаточность он не определял, но очевидно, что простое уравнивание доходов не подразумевалось.
Так же очевидно, что изменение денежной системы, отраженное еще в «Золотом теленке», где человек имея деньги, не может оплатить услугу или купить самолет, отражал тот факт, что основная часть товарной массы из денежно-товарного оборота была искусственно выведена.

Но это еще не все.
Как известно у Маркса стоимость товара (а частично и труда) имеет две стороны.
С одной стороны — это собственно среднее время, которое надо затратить в обществе.
Эта сторона выводов по Марксу в какой-то степени учитывалась во времена СССР.

Но диалектика в подходе стоимости товара заключалось в понятии потребительской стоимости.
То есть, можно построить паровоз.
Вот только продать его не удастся сегодня. Разве что коллекционеру, что маловероятно.

То есть труд затрачен, несколько человеко-лет, но потребительская стоимость — ноль.
Так вот во времена СССР, эта сторона, кстати, отраженная в и у Маркса и у Ленина, полностью игнорировалась в экономике, начиная с 30-х годов.
То есть, большинство товаров производилось по решению ГОСПЛАНа, но реальный спрос, реальная потребность определялась исключительно сверху.

В итоге постепенно, достаточно большая часть предприятий (и людей) работали вхолостую.
Скажем, производилась одежда.
Но больше половины одежды спросом не пользовалась.

При капитализме есть обратная связь — собственник, выпуская продукцию пониженного спроса разоряется. При системе, что существовала с начала 30-х годов, такого не могло произойти.
Однако и стимула — для развития производства, – не было.
Более того, при такой системе все больше предприятий работали не на конкретного потребителя, а исключительно ради «вала».
Если посмотреть внимательно — в ту действительность, то такая деятельность распространялась в экономике, все больше и больше.

При этом, тот же индивидуальный пошив, ручной труд начинал ценится все больше и больше. А вот коллективный терял свою эффективность.
Скажем, в 70-х годах, когда разрешили уже приусадебные участки, колхозник (реальный разговор) откровенно говорил, что студенты собирают картошку, чтобы есть её по 10 копеек. А если будут работать плохо, то весной станут покупать у него на 40 копеек, так как он уже – вручную, на своем участке заготовил в три раза больше, чем съест его семья.

Многие защитники «социалистических» принципов, скажут, что это проявление мелкобуржуазного мышления. Однако, это не так.
Это отражение того простого факта, что по сути большинство работающих в том же сельском хозяйстве окончательно теряли заинтересованность в труде, – что в колхозах, что в совхозах.

Можно ли было как-то планировать реальную стоимость труда и продукта?
Вообще-то наверное, да.
Вот только потребительскую стоимость планировать практически невозможно.
Более того, стоимость работ по планированию становилась все больше и больше, но при этом — как показала практика, исходила из неправильных посылок.

Кроме этого, советские экономисты проигнорировали еще один вывод марксизма, который, кстати, успел сформулировать Ленин.
Речь идет об изменении того, что называется органическим строением капитала.

О чем идет речь?
С развитием науки, новой техники, для производительности труда все важнее становятся производство средств производства.
Это частично понимали.
Вот только труд по созданию этих средств оплачивался также — не от реально достигнутого эффекта, а от чисто временных затрат.
То есть, создается новый станок в ходе государственного заказа.
Но инженер оплачивается по сути дешевле, чем даже рабочий, – «гегемон».

Мне могут возразить, что вот было понятие изобретение, авторского свидетельства.
Так вот.
Именно в области средств производства основная масса изобретений оплачивалась по 50 рублей на соавтора, независимо от экономического эффекта. А узнать применяемость было практически невозможно, так как большинство предприятий были так называемыми «ящиками».

Поэтому и стимула для изобретательства не было.
Что касается рабочих, то существовали «нормы» оплаты труда, которые корректировались даже, если применялись новые машины, техника, технологии.
По сути же от собственно производительности ничего не зависело — зависело от тарифов, норм, сетки.
И часто рабочий в зависимости от того на каком предприятии он работал, мог получать вдвое больше, так как руководители отрасли смогли «обосновать» ту или иную оплату в ГОСПЛАНЕ.
Вот только собственно к эффективности труда это не имело никакого отношения.

Какое это отношение имеет к органическому строению капитала?
Так вот с развитием науки, технологии, капиталоемкость производства стала возрастать во всем мире.
Кстати, на это обратил внимание еще Ленин, когда анализировал эпоху империализма. Пусть он оказался неправ и период затянулся. Даже сегодня продолжает развиваться.
Однако, что касается органического строения, то безусловно время подтвердило правоту этого анализа..

Но экономика СССР, где ориентировались на оплату труда исключительно по временным оценкам затрат того или иного работника этого не отразила.
То есть, реально в СССР постепенно применяли те или иные новые технологии, средства производства, но вот стимула для такого применения не было.

Более того, порой труд землекопа или грузчика оплачивался много больше, чем труд инженера, что создавал технологический стенд для производства сложной электроники.
Кстати, везде где существовала «сделка» наблюдалось резкое повышение отдачи работников. Вот только и сделка — для большинства занятий была вполне условна.
Скажем, работая грузчиком в цеху, помню, что условия оплаты были сдельно-премиальные — сколько выгрузил продукции, столько и получил.
Вот только продукция была запланирована по количеству, и однажды, когда меня перевели на соседнее производство, я узнал, что там получают почти вдвое больше, за работу — по килограммам вдвое меньше.

По сути же это означала, что так как работник не мог торговаться и продавать свой труд, то оплата его зависела опять не от того, как ты работаешь, а от того, как тебе назначат.

Точно также ни для руководства, ни для среднего звена, ни для рабочего не играла роли, на каких станках, при помощи какой технологии, организовано производство.
По сути же от внедрения нового, большинству работников создавались только заботы.
То есть, надо учиться, запускать новые технологии, а собственно доход, уровень жизни практически не рос.
То есть, вообще-то он рос, – в стране. Вот только связи между затратами, повышением квалификации для большинства работающих не было.

Кстати, так называемые разряды, категории, также не способствовали росту производительности труда.
Сама эта система, что при защите диссертации — для преподавателя ВУЗа, что для инженера, при получении категории, или для рабочего разряда — по сути означала некоторую ренту, которая не позволяла жить в роскоши, но при этом и не стимулировала отдачи, особенно, когда человек получал высшую категорию, максимальный разряд.

По сути же было небольшое количество людей — писателей, артистов, которые могли работать «по труду», да и там по сути все в итоге определялось решением редактора, режиссера, а по сути опять же приводила к уравниловке.

К тому же идеология, что стала главнее экономики могла элементарно запретить те или иные направления развития даже науки.
Отставание в кибернетике было связано просто с тем, что кому-то «показалось», что подход не соответствует – терминологически «Краткому курсу».
Так же с генетикой, – так как «показалось», что не соответствует Дарвину и Энгельсу.
Можно привести достаточно много таких моментов.

По сути же отрицался еще один постулат даже не экономической части учения Маркса, а главный подход: практика — единственной критерий истины.
Парадокс, но идеология СССР все больше и больше становилась не живым учением, а предметом веры в те или иные истины.

По сути критическим для такого подхода стали 70-ые годы.
Именно тогда СССР начал получать доходы от капиталистической системы.
До этого, – пока экономика СССР, по сути была самообеспеченной, – так или иначе, но отставания надо было наверстывать.
Однако, хотя в конце 60-х практически встал вопрос о изменение принципов экономики, – так называемый хозрасчет, – тут и появились дополнительные средства за счет продажи от энергоносителей.

При этом первые опыты хозрасчета показали и увеличение производительности труда и резкий рост уровня жизни на отдельных предприятиях, а так же в колхозах.

Но тут уже забеспокоилась так называемая номенклатура.
Если что уже появлялись критики, что эта номенклатура превратилась в новый класс.
Тут можно поспорить, но однозначно, основные решения принимались в значительной степени теми, кто не имел конкретного опыта — в экономической деятельности.
И очевидно, что усиление роли предприятий, повышение там доходов — от рабочего до директора, угрожало именно благополучию номенклатуры, особенно той части, что отвечала за идеологию.

Но тут появились лишние деньги, которые вообще-то обеспечивались не столько трудом, сколько внешней конъюнктурой.
Возникла возможность, как тогда говорилось, «стимулировать» труд рабочих.

Но это «стимулирование» еще раз нарушило принцип «по труду».
Но в отсутствие реальных экономистов, если хотите аналитиков, большинство руководителей не отследило, что труд во всем мире качественно изменился.
Новый станки все больше использовали принципы робототехники, те же компьютеры, но стимула для внедрения всего этого не было.
Единственная область, которая продолжалась развиваться — военная техника.
По сути общество все больше развивалось по принципу «пушки вместо хлеба».

На фоне этого вверху принималось решение, что надо стимулировать именно рабочих, – как «основу» общества.
При этом роль так называемых ИТР по сути не понималось.
Сказались и идеологические моменты — в стране выпускалось все больше людей с высшим образованием, – для идеологической пропаганды, но рабочих мест, что достойно оплачивалось, – для них не было.

Результатом явилось переизбыток специалистов с дипломами, которых использовали, как техники, делопроизводители и так далее. Совершенно серьезно встречал инженера-озеленителя – попросту говоря, садовника, но с высшим образованием!

Даже, если бы не было падения цен на нефть, все равно бы экономика, которая не развивалась — по сути более 10 лет в 70-х, должна была проиграть то самое мирное соревнование.
Поэтому 80-ые году только срезонировали и выявили скрытые слабости.
С одной стороны упали цены на нефть, с другой США, сегодня трудно сказать, блеф это или реальность, но инициировали программу СОИ.

Для экономики СССР все это обернулось крахом.
С одной стороны в области кибернетики (а значит и новых средств производства) наблюдалось отставание.
При этом мало кто понимал, что те же компьютеры стали реально и средством производства для работников умственного труда, и инструментом проектирования новых средств вычислительной техники.
Та же программа производства супер-ЭВМ отражала необходимость освоения новых технологий — от имитации ядерных взрывов до моделей управление погодой.

Но одной интенсивностью труда такие проблемы не решаются, особенно, если отставание накапливалось систематически.

И тут показательны успехи Китая.
Сегодня сторонники исключительно сталинской модели экономики критикуют Китай за отход от социалистического пути.
Но давайте посмотрим вне идеологии и штампов.

Все ведущие отрасли до сих пор контролирует государство.
До сих пор осуществляется государственная политика в области финансов.

С другой стороны Китай практически полностью, имея государственные программы по развитию наиболее важных отраслей, отказался от контроля собственно производства.
Разрешил контролируемую частную собственность, что позволяет отслеживать те производства, что производят продукцию повышенного спроса — то есть, имеют добавочную ПОТРЕБИТЕЛЬСКУЮ стоимость на внутреннем или внешнем рынке.

При этом государство, обладая несравнимо более мощными ресурсами, может экономически всегда составить более успешную конкуренцию частным производителям.

При этом принцип — по труду, осуществляется реальным рынком товаров, услуг и …рабочей силы.
Результат китайских реформ — рост производительности труда, рост объема выпуска товаров, развитие технологий, и, как следствие — науки и культуры.
При этом функции контроля государство не утратило, а по сути приумножило.
Только не за счет планирования и контроля всех и вся, а чисто экономическими методами.

В итоге можно сказать, что Китай – по тем или иным причинам более успешно решает именно те задачи, что ставили перед собой и Маркс и Ленин.
И это на фоне постоянного повышения уровня жизни, что является лучшей агитацией для миллионов китайцев.

Что происходит в России после отказа от советской экономики?
До сих пор критики нового строя объясняют проблемы советской экономики исключительно либо внешними причинами, либо «предательством».
Причина же в некомпетентности и непонимании проблем того общества.

Как ни странно, но сегодня — после 90-х государство пытается опять построить модель управления, где основную часть производимого продукта в стране контролируется государством.
До сих пор до 2/3 ВВП распределяется государством — это нетрудно проверить.
И те же олигархи по сути ничего не меняют.
Если посмотреть их доходы и величину ВВП, что распределяет государство, становится очевидно, что продолжается та же тенденция, что привела к кризису в конце 80-х.

При этом писал что даже грубая прикидка говорит о том, что 2/3 бюджета сегодня просто проедается.

То есть, с одной стороны наш бюджет складывается в основном и это говорится практически открыто, от дохода с продажи энергоносителей на внешнем рынке, с другой — накладные расходы на содержание собственно бюджетников и государственного аппарата сегодня много больше, чем было во времена СССР.

По сути же сегодня Россия во многом повторяет сценарий 70-х-80-х годов.
В отличие от того же Китая.

Главная причина, что основная част промышленности не имеет средств для собственного развития.
И не потому, что новые собственники не эффективны, или та часть, что до сих пор остается государственной, не может организовать работу.
Основная причина всех бед состоит в том, что даже частные компании должны отдавать от прибыли больше средств, чем позволяет закон органического строения капитала.

Для каждой отрасли есть средний показатель отчислений, что необходимо отчислять на развитие производства.
Если этот показатель становится ниже среднего в мире, то производство очень быстро стареет и разоряется.
Наши экономисты много считают выручку от продажи государственной собственности, обосновывают сколько надо собирать налогов, чтобы обеспечить минимальный уровень бюджетников, но как только заходит разговор об интересах собственно производителей, то тут же замолкают.
Максимум, что сегодня предлагается — это протекционистские меры.
Однако, если такая «защита» производителя требуется дальше срока запуска новой модели, новой технологии, то по сути это означает, что производство морально стареет, а расплачивается за это исключительно потребитель.
При этом налоги на предприятие съедают возможность повышать зарплату работающим на предприятии, а цены на внутреннем рынке растут. Тем более, что налоги платят и логистика и торговля.

Результатом такой политики может быть только одно — снижение конкурентной способности любой деятельности сложнее добывания сырья, по сути становится невыгодна любая переработка.

И собственно форма собственности тут не при чем.
Социалистический Китай, где стратегическую собственность до сих пор контролирует государство или капиталистические страны показывают, что нормальное производство вполне способно само себя финансировать.

Если что, простой факт — сегодня средняя себестоимость компьютеров не более 100-150 долларов во всем мире.
Но цена на новую модель системного блока около 500 долларов позволяет отрасли достаточно быстро развиваться, так как мы покупая очередную модель, по сути оплачиваем частично и разработку следующей модели.

В России же возникла ситуация даже для военной техники, что для обеспечения собственной армии необходимы заказы из-за рубежа. Вот та же Индия отказалась от наших самолетов и встал вопрос — будет ли обеспечена поставка для собственных вооруженных сил?
Но ведь очевидно, что Индия не должна финансировать наше перевооружение.
По крайней мере, при конкуренции на этом рынке можно найти модель просто ДЕШЕВЛЕ с близкими параметрами, даже не много уступающими.

Мы же до сих пор пытаемся обмануть экономические законы.
Что касается наших сторонников, как они называют левого движения, то в большинстве своем сегодня они скатились исключительно в область веры и идеологии.

И главная причина их неуспешности, состоит в том, что вместо того, чтобы вернуться к началу марксизма, вспомнить, что за любой политикой стоят ЗАКОНЫ экономики, снова и снова пытаются применить идеологические штампы.
Про форму собственности, про предателей, хотя все «проходили», что роль личности в истории важна, но не единственная причина развития тех или иных процессов.

Удивительно, но основной постулат классиков – главная причина к переходу к новому общественному строю, революций — конфликт производственных отношений и необходимостью развивать производственные силы.
Именно это и произошло в СССР.
И именно этого не хотят в упор видеть те, кто на словах сегодня продолжает защищать марксизм.

Точно так же при анализе любого явления марксизм учит, что развитие процесса определяется главными противоречиями. Это не секрет, не фокус — об этом писали и Маркс и Энгельс и Ленин.
В сегодняшнем обществе — не надо быть особенно проницательным такие противоречия интересов так же очевидны.
Есть интерес государства обеспечить (стимулировать) максимально большинство население минимумом, и есть интересы капитала (которые объективно совпадают с интересами квалифицированных рабочих, инженеров, даже мелких предпринимателей, что задействованы в производстве реальных товаров и услуг).

И именно потому, что сегодня государство хочет решить свои проблемы за счет капитала сокращается объем инвестиций, наиболее умные капиталисты выводят капитал за границу.
Почему?
Потому что при существующей тенденции, при усилении роли государства, есть только один выход — в определенный момент торговать именно капиталом или изымать его из частной собственности.
И КПРФ тут не при чем. Реально при такой тенденции ЕР вполне успешно сначала распродаст государственную собственность и просто проест выручку.
Сам же капитал в таких условиях существовать не сможет.
Критика же «левых», которые требуют продолжать «поддерживать» отечественного производителя и больше обеспечивать бюджетников, проблемы не решает.

Наоборот, такой подход только усугубляет болезнь экономики.
По сути же продолжается попытка ручным управлением продлить существование системы распределительной за счет интересов производителей.

Есть ли альтернатива?
Есть.
И Китай и капиталистические страны это демонстрируют каждый день.
Необходимо снять налоговый пресс с предприятий, а снижение поступлений в бюджет можно компенсировать на переходной период повышением подоходного налога.

Любой грамотный экономист может построить модель перехода, где номинально выдаваемые на руки деньги работникам собственно сферы производства, не изменятся.
Вот только предприятия начнут расти.
При этом необходимы с одной стороны законы прямого действия, с другой — гарантия, что эти новые законы не изменятся хотя бы 5 лет.
А то получится, как при Горбачеве — приняли закон, что производственные кооперативы облагаются налогами 3-5-10% в первые три года и тут же — через полгода «уточнили» не 3, а 35-45% и так далее.
С тех пор большинство предприятий и работают в «черную».
Тогда и появился рэкет — так как рэкитируют только тех, кто не может обратиться за защитой в милицию-полицию.
И коррупция тогда зародилась, так как та же милиция могла «крышевать» много успешнее.

Словом, за всем стоят простые достаточно наглядные экономические причины.
Вот только надо рассуждать.

И не искать врагов.
И понимать простой факт, что, если эти тенденции будут продолжатся, то наступит момент, когда даже налогами государство не сможет прокормить даже само себя.

Особенно с учетом того, что в мире уровень жизни растет и чиновники-распределители вряд ли согласятся остановить рост хотя бы своего уровня жизни на должном уровне…


Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner